01:40 

Морфология - Грамматические категории имени существительного

Их три: род число, падеж. Падеж отдельным вопросом.

РОД
Категория рода - одна из основный лексико-грамматических категорий существительных, т.к. она прежде всего связана с предметностью. Проявляется эта категория на разных уровнях: 1. Синтаксическом, 2. морфологическом, 3. словообразовательном. При этом вне категории рода оказываются существительные, употребляющиеся только во множественном числе.
Синтаксическое оформление категории рода является наиболее типичным, поскольку номинативного содержания, связаиного с обозначением мужского или женского пола, у большинства существительных в русском языке нет. Синтаксически род проявляется' 1) в согласовании с разными формами прилагательных и причастий (огромный дом, огромная школа, огромное море)\ 2) в согласовании сформами глагола в прошедшем времени (костюм висел, юбка висе- ла, платье висело)\ 3) в возможности замены существительных разными местоимениями (завод - он, земля - она, солнце - оно). Особенно важно это оформление для так называемых неизменяемых существительных: новое пальто, горячий кофе, красивая леди. Самым универсальным способом определения родовой принадлежности является первый, поскольку второй применим лишь для форм им. паде- жа ед. числа, третий же нельзя использовать для таких существительных, как профессор или адвокат (она или он?).
Четкое оформление категории рода является менее единообразным и относится, по словам В.В. Виноградова, к области «языковой техники», так как эта категория выражается разными формами. У существительных дом, стена, окно категория рода проявляется в именительном падеже, поскольку она оформлена соот- ветствующими флексиями. У существительных с нулевым окончани- ем и мягкой основой типа коготь, локоть, день, тень, ночь, рожь ка- тегория рода не имеет специального оформления, а потому определя- ется по формам косвенных падежей: локтя, но ночи\ дня, но тени; лебедя, норжи и т.д. В целом же распределение слов по родам осуще- ствляется по морфологическому облику слова: к мужскому роду отно- сятся слова с нулевым окончанием (с твердой и мягкой основой) и несколько существительных с окончанием -а, называющих лиц муж- ского пола: юноша, слуга, дядя и др. Эта флексия некогда оформляла собирательные существительные типа прислуга (которое и сейчас способно иметь собирательное значение), относившиеся к женскому роду. По мере утраты собирательного значения подобные имена по- меняли родовую принадлежность и стали восприниматься как суще ствительные мужского рода. К мужскому роду в современном языке относятся и существительные, оформленные суффиксами субъѳктив- ной оценки типа -ишко, -ина, -ище* и др., осложнившими основы слов мужского рода: дом-ишко, дом-ина, дом-ище и др.
К женскому роду относятся существительные с окончанием Я река, земля и с нулевым окончанием и мягкой основой типа ночь ночь
к среднему роду относятся существительные с окончанием -о, -е типа небо, солнце. Некоторые из них входят в определенные лексико-тематические группы, например, называющие зоологические виды (насекомое, пресмыкающееся, млекопитающее), явления органической природы (ӧѳ- рево, растение) и т.д. Сюда же относятся и абстрактные имена, возник- ијиє на базе глагольно-именных основ: житие, умножение, бегство и т.п.
Словообразовательное оформление категории рода также не является особенно выразительным, хотя морфемный состав производных слов, как правило, указывает на их отнесенность копре- деленному роду. Так, существительные мужского рода оформляются с помощью суффиксов: -ник, -щик, -чик, -тель, -ец, -ист, -ин и др. Су- ществительные женского рода оформляются с помощью суффиксов: -ба, -ица, -ика, -ость, -изна и др. Существительные среднего рода оформляются с помощью суффиксов: -ие, -ние, -ство, -ствие и т.д. Подобное оформление также не носит определяющего характера, по- скольку отдельные суффиксы могут осложнять основы существитель- ных и мужского, и женского рода. Таков, например, нулевой суффикс в отглагольных именах: лов-ловля (при глаголе ловить).
Семантическое разграничение родовых имен является наиболее сложным, поскольку в категорию рода включаются существи- тельные двух больших групп:
I. Слова, у которых категория рода никак семантически не мотиви- рована: луг, поляна, поле. Это существительные неодушевленные, принадлежность которых к тому или иному роду никак не связана ссемантикой. Даже слова, относящиеся кодной тематической группе, могут быть разных родовых характеристик. Например, названия дней недели: понедельник, вторник (мужск. рода), среда, пятница (жен- ского рода), воскресенье (среднего рода). Ср. названия поры суток: день - м.р., ночь - ж.р., утро - ср.р. Названия чувств и состояний че- ловека: гнев, восторг, ужас (мужск. рода), жалость, страсть, забо- /т?а (женск. рода), зло, изумление, негодование (среднего рода). Даже название одного и того же предмета может быть оформлено по разно- му роду (что в языке, как правило, стилистически маркировано): жи- вот - м.р., а брюхо (разг.) - ср.р.; глаз - м.р., а око (уст.) -ср.р.; лоб- м.р., а чело (высок.) - ср.р.; лицо - ср.р., а морда (простор.) - ж.р. и т.д. Существует предположениѳ, что распределение по родам подобных неодушевленных существительных было определено в глубокой древ- ности той функцией, которую выполняли называемые ими предметы в социально-хозяйственной сфере, что и определяло их пассивную или активную роль в жизни человека. Тѳ предметы, которыѳ были связаны С мужским видом занятий, получили статус имен мужского рода, те, которыѳ были связаны с жѳнским трудом, - женского. В дальнейшем распределениѳ по родам стало проходить по морфологичѳскому при- знаку, в зависимости от окончания и типа основы, хотя подобныӣ лри- знак и не носит всеобъемлющего характера. Так, напримѳр, нулевая флексия можѳт оформлять существительные как мужского, так и жен- ского рода: день, но ночь, пень, но фасоль и т.д.
II. Слова, семантически противопоставленные по родо-половому признаку. Сюда относятся сущѳствительные одушевленные. Но и здесъ нетоднородной группы. С одной стороны, это существитѳльныѳ, на- зывающие лиц мужского и женского пола и образующие семантически соотносительные пары. Из парных существительных те, которыѳ на- зывают лица женского пола, относятся к женскому роду, и соотвѳтствен- но те, которые обозначают лица мужского пола, — к мужскому роду. Имена женского рода противопоставлены именам мужского и по лек- сическому, и по словообразовательному признаку: студент - студент- ка, учитель - учительница, певец - певица, раб - раба и т.д. При этом возможен супплетивизм типа мужчина - женщина. Мотивирован- ным членом в указанном ряду являются существительные жѳнского рода: они оформлены соответствующими словообразовательными и словоизменительными морфемами. Те слова, которые обозначают лицо и мужского, и женского пола одновременно: профессор, доктор, враг, гений, деспот, дирижер, староста и др., которым нет соответ- ствующих парных существительных, обозначающих лиц женского лола, функционируют в языке как существительные мужского рода . Услуж- ливый дурак опаснее врага (Кр.), где дурак называет лицо в отвлече- нии от пола или обозначает своеобразную собирательность по отно* шению к лицам обоего пола . Это свойство подобных личных суще- ствительных наиболее универсально.
Ко второй подгруппе относятся существительные - названия жи- вотных. В этих именах половьґӫ различия часто стираются. Срѳди них можно выделить три типа слов: 1. Слова, представляющие собоӣ одно название для самца и самки: акула, барсук, муха, обезьяна. суслик. стрекоза, черепаха, лань, коршун, белка и др. В этом случае возмож- на лишь одна родовая характеристика слова: оно может быть либо только женского, либо только мужского рода. 2. Слова. представляю- щиѳ собой два типа названий, где «родовой» = немаркироѕанный члѳн противопоставлѳния обозначает род (или вид) животных а) ведушим словом является названиѳ мужского рода: волк - волчица, /юв-льви-
ца, тигр - тигрица, слон — слониха и др.; б) ведущим словом являет- ся название женского рода: кошка — кот, утка — селезень, оѳца — бә- ран, свинья — боров и др.; в) возможно существование трех названий: родового, женского и мужского. Например: лошадь — родовое (но конь, кобыла), гусь — родовое (но гусак, гусыня) и др. Обращает на себя внимание и тот факт, что названия детенышей животных (и это общий принцип выражения невзрослости в языке) всегда оформляются по мужскому роду: волчонок, жеребенок, теленок, цыпленок и др. (ср. ма- лыш, глупыш, несмышленыш и др.).
Таким образом, при определении родовой принадлежности слова ведущую роль играеттот или иной принцип или их сочетание. Так, сло- во бабушка - женского рода по семантическому показателю (по поло- вой принадлежности) и по морфологическому принципу (окончание -а), дедушка - по семантическому принципу, поскольку характерный для слов мужского рода морфологический показатель в виде нулевой флексии отсутствует. И, наконец, мужество (среднего рода) - показа- тель словообразовательный, поскольку окончание -о характерно дпя существительных среДнего рода.
Необходимо отметить, что отнесенность неодушевленных существи- тельных к тому или иному роду не связана непосредственно с выра- жением пола. Однако в условиях поэтического текста, при олицетво- рении, предмет, обозначаемый существительным женского или муж- ского рода, может семантически переосмысляться и восприниматься как существо мужского или женского пола. Что стоишь, качаясь, тон- кая рябина; Как бы ей, рябине, к дубу перебраться (нар. песня). Ночевала тучка золотая на груди утеса-великана (77.). Слова ряби- на и тучка представляются существами женского пола, а дуб и утес - мужского. Те же свойства обнаруживают и «внеполовые» названия животных; Стрекоза и Муравей у Крылова, Царевна-лягушка в на- родной сказке и т.д. Заложенные в форме рода потенциальные смыс- ловые оттенки реализуются в языке и придают образность слову. На- лример, у Н.В. Гоголя в «Петербургских записках 1836 г.»: Москва - женского рода, Пѳтербург - мужского. В Москве все невесты, в Пе- тербурге - женихи. Москва - старая домоседка, печет блины, гля- дит издали и слушает рассказ, не подымаясь с кресел, о том, что делается на светѳ. Пѳтѳрбург - разбитной малый, никогда нѳ си- дит дома, ѳсѳгда одѳт и, охорашиѳаясь пѳрѳд Европой, раскланива- ется с заморскими людьми .
40 Балалыкина Э.А. Современный русский язык
Распрѳделѳниѳ по родам заимствованных слов
При распределении по родам заимствованных слов основ- ным критерием является их морфологический облик (окончаниѳ и 00* нова) независимо от родовой принадлежности в языке-источникѳ: плѳ- нум - мужск. род (исходное лат. ріѳпит - средний род), лозунг - мужск. род (в языке-источнике - нем. іоѕипд - женск. род) и т.д. Однако в современном русском языке есть масса неизменяемых слов, отлича- ющихся по морфологичѳскому облику от собственно русских (напри- мер, содержащих конечный -у, -о, -ѳ типа какаду, рагу, азу, дѳпо, шос- сѳ и т.д.). Если подобные существительные являются неодушевлен- ными, то они, как правило, относятся к среднему роду (такси - оно, дѳпо - оно). Исключение - слово кофѳ мужск. рода, поскольку долгое время в русском языкѳ существовала форма - кофий. Правда, оккази- онально (в художественном тексте) подобныѳ существительные могут приобрести падѳжныѳ флѳксии и измѳнѳния по роду.
Напримѳр, у Маяковского: Поѳвши, душу вѳсѳля, Они одной ногой, раздѳлывали вѳнзѳля, увлѳчѳны тангой (Двѳ культуры). Слово танго окказионально приобрѳтаѳт склонѳниѳ по аналогии с другими назва- ниями танцѳв: полька, мазурка и т.д. Если неизменяѳмоѳ существи- тѳльноѳ называѳт животных, являѳтся одушѳвлѳнным, то, как прави- ло, это слова мужского рода: фламинго, какаду, кѳнгуру, пони и др., но ѳсли в тѳкстѳ слово обозначаѳт самку, то существительное может упот- рѳбляться как слово жѳнского рода: Рано-рано поутру прискакала кенгуру (Чук.). Названия лиц мужского пола и лиц по профѳссии, за- нятию, должности относятся к мужскому роду: атташѳ, кюрѳ, пор- тьѳ, конфѳрансьѳ и др., названия лиц жѳнского пола - к жѳнскому роду: бонна, мисс, мадам, лѳди и др. Нѳкоторые названия лиц обнару* живают черты общего рода: мой и моя протѳжѳ, мой и моя визави и т.д. Род некоторых существительных устанавливается в соответствии с родом болѳѳ общѳго понятия: так, авѳню, цѳцѳ, кольраби - женского рода (поскольку к женскому роду относятся понятия: улица, муха и ка* пуста), а пѳнальти, эспѳранто - мужского (общие понятия - удар, язык) и т.д. При определении рода собствѳнных имѳн (гѳографичес- ких, административных и прочих названий) учитываѳтся родовая при- надлѳжность соотвѳтствующѳго нарицатѳльного существитѳльного Капри - он (остров), Миссисипи - она (рѳка), Токио - он (город), "Таӥмс - она (газѳта) и т.д. Есть нѳкоторыѳ исключѳния, связанныѳ с дѳйстви- ѳм аналогий: район Большиѳ Сочи, Второѳ Баку и т.д.
Нѳкоторые трудности связаны с опредѳлѳниѳм по роду аббревиа- тур. Род буквѳнных аббрѳвиатур опрѳдѳляѳтся по опорному, ведущ6'
му слову полного составного наименования: ЦК, СССР— мужского рода ѳ соответствии с родом слов комитет и союз’, СНГ, МВД — среднего рода в соответствии с родом слов содружество и министерство; ООН, ТЭЦ-женского рода в соответствии со словами организация и стан- ция и т.д. Другие звуковые аббревиатуры приобретают родовую харак- теристику в зависимости от своего фонетического облика: МИД, вуз, БАМ - мужского рода (склоняются как стол, дом). Возможна и родо- вая вариативность подобных слов. Так, аббревиатура ВАК (Высшая аттестационная комиссия) может использоваться каксуществительное женского рода (по опорному слову) и мужского рода (по фонетическому облику). Отсюда два варианта: решение ВАК и реиіение ВАК-а.
Распределение существительных по родам не остается неизменным и постоянным. На протяжении длительного периода развития языка из- меняется род многих существительных. Так, слово степень в языке XVIII века было мужского рода. В «Российской грамматике» М.В. Ломо- носова: превосходный степень (прилагательных). Отголоском прежних отношений является отраженное в некоторых текстах колебание в роде слова путь: Теперь одна путь - жаловаться (Пауст.).
Испытывали колебания в роде и заимствованные существитель- ные с мягким исходом: отель, контроль, параллель, шампунь, мо- золь, которые могли быть и женск., и мужск. рода. Имели два родовых варианта и такие существительные, как: зал — зало, рельс — рельса, клавиш - клавиша, ставень - ставня, жираф - жирафа, клипс — кпип- са и т.д. Привѳденныѳ слова постѳпѳнно размѳжѳвались как в стилис- тичѳском, так и в сѳмантичѳском планѳ: жирафа, рельса и др. приоб- рѳли стилистичѳскую (просторѳчную) окраску, а вариантныѳ слова се- минарий и семинария разошлись по значѳнию. Ср. у М.Цветаѳвой: Без низости, безлжи: Даль - да дверельсы синие... В процѳссѳ языко- вого развития у подобных сущѳствитѳльных чащѳ побѳждаѳт мужской род: тюль, желатин, рельс и др., хотя возможѳн и жѳнский: туфля, карта, мозоль, гравюра и др. Но ср. у Гоголя в «Мѳртвых душах»: По стенам навешано было тесно и бестолково несколько картин: по- желтевший граѳюр какого-то сражения.
Особой оговорки трѳбуют сущѳствитѳльныѳ срѳднѳго рода, кото- рыѳ выбывают из подобного взаимодѳйствия, поскольку катѳгория среднѳго рода в принципѳ очѳнь слаба в языкѳ и, по мнѳнию А.А. По- тѳбни, идѳт на убыль. В соврѳмѳнном русском языкѳ ужѳ утрачѳно достаточноѳ количество слов среднего рода. Эта категория поддержи- вается прежде всѳго за счѳт производных образований на -ство, <твие, -ниѳ и др.: богатство, крѳстьянство, путешествив, наше- ствиѳ, изменѳниѳ и др. Что жѳ касается былых сущѳствительных сред-
него рода с отвлеченным значением, типа горячо, худо, далеко и др то они оставили свои следы только в производных наречиях, обраэо- ванных некогда конфиксальным способом от подобных существитель- ных: справа, сослепу, слева, сгоряча и т.д. 06 их былом наличии напо- минают лишь выражения типа Не знает, где право, где лево. Моло- до - зелено и др. Возможны и редкие случаи использования подо5- ных слов в художественном тексте: То вблизи, то в ночном далеке, Чтобы людям не сбиться с дорог, До рассвета в затекшей руке дер- жит онзолотойуголёк(Тат.). Изменилась родовая принадлежность и некогда существовавшей категории существительных среднего рода, оформленных эмоционально-уничижительным суффиксом -ишко: му- жичишко, сынишко, Ивашко, женишко и др., поскольку семантика по- добных слов победила морфологический показатель, и они перешлив соответствии со значением производящего слова в мужской род. Ис- чезли в языке как имена среднего рода слова типа объедало, запева- ло и др., перешедшие в категорию общего рода: запевала, объедала. Вот почему в количественном отношении существительные среднего рода значительно уступают существительным мужского и женского рода. Так, судя по данным И.П. Мучника , существительные среднего рода составляют лишь 13% по отношению ко всем существительным русского языка (мужского рода - 46% и женского рода - 41%). Суще- ствительные среднего рода являются, как правило, неодушевленны- ми . Значение одушевленности выражают лишь несколько слов: дитя. детище, страшилище, чудовище, существо, божество, чадо. По мнению В.А. Богородицкого, подобную фуппу слов необходимо назвать «неродовою», поскольку слова типа дитя или некогда существовав- шие в языке старославянские названия молодых животных: жрЪбя. тЪля, прося*, превратившиеся в суффиксальные образования на -онок (жеребенок и др.), не представлялись существенными для раз* личения по естественному полу . Неслучайно средний род дает са¬мое отвлѳчѳнное прѳдставлѳниѳ о нѳ-лицѳ (типа божество). Даже в случае сѳмантичѳского пѳрѳосмыслѳния отвлѳчѳнных сущѳствитѳль- ных (типа: ону нәс золото или это ничтожество) им. и вин. падѳж ед. числа совпадают как у нѳодушѳвлѳнных сущѳствитѳльных (Види- гпб это ничтожество!). В языкѳ происходит своѳобразноѳ опусто- шениѳ форм срѳднѳго рода, что проявляѳтся в нѳскольких факторах:
а) бѳзличныѳ формы глагола совпадают со срѳдним родом (Мой друг, мне уши заложило)\ б) бѳзличныѳ формы катѳгории состояния совпа- даютсо срѳдним родом (Мне сҝучно, душно, досадно), в) нарѳчия на -о, - е чисто внѳшнѳ совпадают со словами срѳднѳго рода: весело (ср. село), всҝоре (ср. море), глубоко (ср. яблоко), сухо (ср. лихо) и т.д.
От случаѳв колѳбания в родѳ надо отличать явлѳниѳ родовой сино- нимии, котороѳ прѳдставляѳт собой разновидность словообразоватѳль- ной синонимии. К числу словообразоватѳльных синонимов относятся древниѳ по происхождѳнию слова, которыѳ имѳют общѳѳ словообра- зоватѳльноѳ значѳниѳ и общую соотнѳсѳнность (при близком суффик- сальном оформлѳнии): лов (общѳѳ значѳниѳ дѳйствия) - ловля (бо- лее конкрѳтноѳ значѳниѳ дѳйствия), прорез (дѳйствиѳ;) - прорезь (рѳ- зультат дѳйствия) и др. В щедрое небо рванусь за последним приве- том, Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...(Цвет.). Подоб- ные слова различаются сѳмантичѳски и, как правило, нѳ являются ва- риантами одного слова. Указанная синонимия распадаѳтся по направ- лению к соврѳмѳнности: Под занавесой ночи темной (Бест.-Марл.). За прилавҝою сидит молодой купец (Л.). Я от испуги дух перевожу едва (Го.), но ср. соврѳмѳнныѳ: занавес, прилавок, испуг и т.д.
Существительные общего рода
В русском языкѳ насчитываѳтся болѳѳ 200 сущѳствитѳльных о б - щего рода типасоня, плакса, пьяница, обжора, ябеда, шельма и др. К словам общѳго рода относятся сущѳствитѳльныѳ с окончаниѳм -а, называющиѳ лиц мужского или жѳнского пола по их качѳству или действию (неряха - нѳряшливый чѳловѳк, плакса - тот, кто плачѳт и т.д.). К числу подобных имѳн обычно относятся:
1. Отглагольныѳ и отымѳнныѳ образования, содѳржащиѳ суффик- сы: -ӫна, -ина, -лка, -оха, -уха, -ша типа дурашка, жадина, гуляка, нѳ- женҝа, выскочка, хныкалка, злюка, пройдоха, святоша, зубрила, ко- пуша, кривляка, уродина и др.
2. Нулевые образования сущѳствитѳльных, мотивированных глаго- лом || том числѳ приставочным): брюзга, задира, мямля, надоѳда,
обжора, привереда, притвора, придира, пролаза, подлиза, растрепа рева, ябеда и др.
3. Сложные существительные типа горемыка, белоручка, лежебо- ка, сладкоежка, книгоноша и др.
4. Существительные непроизводные: дылда, ханжа, зюзя, калека коллега.
5. Заимствованные несклоняемые существительные: протеже, визави и др.
От слов общего рода, содержащих, как правило, эмоциональную (и прежде всего отрицательную) оценку личности, необходимо отличать слова-характеристики, возникшие на базе нейтральных слов (предме- тов или названий животных), подвергшихся процессам семантической трансформации. Например, гадюка (змея) > гадюка (злой, язвитель- ный человек), лиса (животное) >лиса (хитрый, льстивый человек),жу- равль (птица) > журавль (задумчивый человек), оглобля (предмет) > оглобля (большой, сильный, но глуповатый человек) и т.д. Не человек, змея! (Го.); Он - такаялиса! (Горьк.)\ Попинывали мы таких журав- лей задумчивых (Шукш.); А кого боишься-то?...Вот эту оглоблю? (Шукш.).
Слова общего рода неоднородны по двуродовому признаку. Имея флексию -а, они могут ассоциироваться прежде всего с представлени- ем о женском роде: он, она - плакса, а иногда (и предпочтительнее) - с мужским: он, она наш//наша староста; он, она наш//наша судья и т.д. Эта неоднородность касается и личных имен: Плакала Саша, как лес вырубали, ей и сейчас его жалко до слез; Раз у отца в кабинете Саша портрет увидал (Некр.).
Как известно, слова общего рода сформировались некогда на базе имен на -а, искони восходящих к женскому, а затем - и к общему роду. Среди слов, первоначально не дифференцированных в плане родо* вой принадлежности, типа слуга или сирота, противопоставление лиц по полу становилось все более ослабленным в силу расширения ис- пользования слова как наименования лица мужского пола. Мужской род стал более распространенным в пределах подобных имен, что и привело к закреплению существительных с флексией -а типа вельмо- жа, судья и др. в специфически «женском» склонении .
Таким образом, существительные общего рода имеют следующие признаки: 1. Обозначают лиц и мужского, и женского рода. 2. В пред- ложении согласуются с формами прилагательных, глаголов и т.д. муж¬
ского и женского рода. 3. Внѳ согласования их род не определяется ни какженский, ни как мужской. Отсюда: вѳрный - вѳрная (слуга), опыт- ный - опытная (коллѳга), круглый - круглая (сирота) и т.д. Сами ку- иіаѳтѳ водочку, а свою верную слугу забываете (Купр.). Какая-то шельма резала и надрезала. Резал бы уж на цѳлых сто строк, под- пец (Чѳх.). Вы, Јіика, придира. В каждой буквѳ моѳго письма видитѳ иронию (Чѳх.).
От слов общего рода необходимо отличать такие слова, которые по наличию флексии -а совпадают со словами общего рода, но явля- ются существительными мужского рода: вышибала, детина, громила, заправила, повеса, рубака, тамада и т.д. Принадлежность подобных слов только к мужскому роду объясняется особым характером заня- тий указанных лиц, требующих применения мужской физической силы (громила, вышибала), традицией употребления характеристики лица лишь в отношении мужчин (детина, повеса) и т.д.
Всовременном русскомязыкеформируется новая категория слов, обозначающих лиц мужского и женского пола по основному за- нятию или профессии: академик, филолог, доктор, инженер, врач, мастер и др. Они склоняются по типу мужского склонения и истори- чески связаны с мужским полом, поскольку обозначают род занятий, прежде всего связанных с деятельностью мужчин. Их необходимо от- личать от таких слов (чаще всего заимствованных), которые называют либо только женщин (амазонка, бонна и др.), либо только мужчин (ла- кѳй, улан и т.д.). Особое место среди подобных лексем занимают сло- ва-характеристики типа молодец, храбрец, товарищ, удалец или слож- ные слова, характѳризующие лицо или называющие его по профес- сии: садовод, водовоз, скороход, пѳшеход и др., которые не имеют па- раллелей женского рода.
Обозначая лиц мужского пола, указанныѳ вышѳ слова (типа био- лог, инжѳнѳр) начинают активно называть и лиц жѳнского пола, при- обрѳтая способность к сочѳтанию с глаголом нѳ только мужского, но и женского рода типа врач пришла, экскурсовод рассказывала. Подоб- ныѳ аналитичѳскиѳ конструкции усиливают свои позиции в языкѳ но- вейшѳго пѳриода, используясь достаточно активно в языкѳ срѳдств массовой информации . В языкѳ постепенно формируются и спѳци- альныѳ средства для обозначѳния параллѳльного жѳнского труда. Это
преждѳ всего словообразовательные аффиксы -ка, -ша и др. Напри- мер, журналист-ка, публицист-ка, библиотѳкар-ша, кондуктор-ща и др. Необходимо отметить, что в современном русском языке посте- пенно появляется всё большее количество подобных наименований женского пола по мужскому, поскольку в быту соответствующие долж- ности стали занимать женщины: кассирша, летчица, кондукториіа и т.д. При этом слова мужского рода называют и мужчин, и женщин, а женского рода - только женщин. Она, он - опытный преподаватель, но она - опытная преподавательница. Невозможно использовать слово мужского рода только в том случае, когда важен личностный момент. Например, артистка (не артист) Раневская'.
Правда, приведенные словообразовательные типы оказались не- устойчивыми в языке по целому ряду причин: 1. Указанные образова- ния носятдополнительную стилистическую окраску, относятся к обла- сти разговорной сферы: врач-иха, историч-ка, технич-ка и т.д. 2. Обо- значают лиц женского пола по роду деятельности мужа или по его по- ложению в обществе: директор-ша, генераль-ша, профессор-ша и т.д.
3. Приводят к случаям нежелательной омонимии типа водолаз-ка, мат- рос-ка, пилот-ка (названия одежды), машинист-ка, секретар-ша, технич-ка (название другой, чисто женской профессии), кочегар-ка (название помещения), овчар-ка (название породы собак) и т.д.; 4. Кор- релятивам по роду мешают фонетические затруднения при образова- нии названий женского пола по мужскому (прежде всего в заимство- ванных словах): хирург -? лауреат -? металлург -? оператор -? профорг - ? фотограф -? и т.д. В художественной речи возможны разные варианты подобных названий, чаще всего носящие индивиду- ально-авторский характер. Например, у Е.Евтушенко: И с пожеланья- ми благими Субботу каждую меня Будили дѳе геологини И водружа- ли на коня. Или у А. Белого: Епископесса сѳбѳ притирала к рукѳ ту- бѳрозу «Јіюбѳн», выпуская из крашѳных губ «благодать» папироски.
В языке наблюдается тенденция всӫ большего превращѳния при- веденных наименований профессий в категорию общего рода, допус- кающих ограниченное согласование как по женскому, так и по мужско- му роду: ѳрач пришѳл (пришла), сѳкрѳтарь пригласил (пригласила) Правда, в структурѳ словосочѳтания такиѳ лексѳмы нѳ соѳдиняются с опрѳдѳляѳмыми прилагательными или мѳстоимѳниями в косвѳнных падежах (иду к знакомой ? - знакомому? ѳрачу, извѳстноӥ? - изѳост ному? профессору и т.д.), поскольку вне употрѳблѳиия имѳют фик-
сированный мужской род и способны выступать как существительные общего рода только в форме им. падежа, а потому их отнести к суще- ствительным общего рода можно лишь условно. Возможна и другая ситуация, связанная с фиксированным женским родом: Кто-то писал ему из Москвы, что известная особа скоро должна вступить в за- конный брак с молодой и прекрасной девуиікой (Г7.). Сочетание особа + известный недопустимо.
Как известно, родовые различия стираются у существительных во множественном числе. Это можно проследить по всем падежным фор- мам. Так, одна и та же флексия характерна для существительных всех родов в им. падеже мн. числа: головы, комнаты, сады, в родитель- ном: комнат, мест, сапог; ножей, ушей степеней и др. Наибольшей унификации достигли формы на -ам, -ами, -ах в дательном, творитель- ном, лредложном падежах, где эти флексии оформляют все три рода. Существительные же, которые употребляются только во множествен- ном числе, родовых значений не имеют: ворота, ножницы, сани, чер- нила, щи, сумерки, сутки и т.д.

КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА
Категория числа - лексико-граммӓтическая, поскольку она имеет семантическое обоснование в противопоставлении единичнос- ти и множественности и обозначает количество предметов, называе- мых существительным. Одновременно эта категория и словоизмени- тельная, так как она строится как противопоставление двух рядов форм: единственного и множественного: стол - столы, кот - коты и др. формы единственного числа обозначают единичные предметы, фор- мы множественного - множество (болыие одного), причем эта множе- ственность мыслится как множество раздельное. Этим формы множе- ственного числа отличаются от собирательных существительных, ко- торые обозначают множество, совокупность как нечто целое.
В большинстве пособий по морфологии (в том числе в «Русской грамматике» 1980 г. или в книге Л.Л. Буланина “Трудные вопросы мор- фологии";) категория числа считается прежде всего категорией слово- изменительной (на основании регулярного изменения многих имен по числам). Однако далеко не всегда мы имеем дело с простым противо- поставлением форм одного слова. Ср. бал - балы, дом - дома, год - годы, но грязь - грязи, образ - образа, мощь - мощи и т.д. Или: зуб - зубы и зубья, корень - коренья и корни, лист -листы и листья, муж - мужи и мужья и т.д. Что это? Разные слова или формы одного слова? Указанные параллели свидетельствуют о совмещении в целом ряде случаев лексического, грамматического и словообразовательного зна- чений, что приводит к производству разных форм, разных значений слов или слов-омонимов. Подобные образования свидетельствуют о том, что формы мн. числа во многих случаях четко противопоставле- ны формам ед. числа и являются иногда не столько словоизменитель- ными, сколько словообразовательными, например: мощь (государ- ства) - (святые) мощи, коренья (корни и листы, употребляемые в пищу) - корни (растения), где приходится говорить о лексикализации формы мн. числа. Выбор мн. числа в ряде случаев может быть моти- вирован и словообразовательно оформлен: прят-ки, объѳд-ки, очист- ки, выжим-ки и др. На этом основании Ф.Ф. Фортунатов считал катего- рию числа словообразовательной, признавая словоизменительной лишь категорию падежа. Иногда форма мн. числа может быть лишь у
одного из омонимов, явившихся результатом различных семантимес- ких преобразований одного слова. Так, при сущѳствительном запиҫКа возможно лишь записки в значении «письма», но слово записки как произведение мемуарного жанра ед. числа не имеет. Слово сбор име- ет мн. число сборы (отряда), но слово сборы в значении «приготовле- ние перед отправлением в путь» ед. числа не имеет.
Омонимичные слова зерно «плод, семя злаков» (ржаное зерно) и зєрно «неболыиой предмет, частица чего-либо» (жѳмчужное зерно) имеют формы мн. числа; зерно как собирательное существительное (.хлеб в зерне) или отвлеченное (зерно истины) мн. числа не имеют. Таким образом, наличие или отсутствие формы числа обусловленов значительной степени лексическими факторами, семантика слова оп- ределяет возможность - невозможность изменения по числам, посколь- ку на содержательном уровне существительные могут быть каксвяза- ны, так и не связаны с идеей числа. К.С. Аксаков в «Опыте русской грамматики» справедливо заметил, что «формы мн. числа стремятся обратиться в новое имя» и противопоставить себя формам ед. числа.
В.В. Виноградов считал множественное число «сильной формой числа», поскольку оно всегда стремится к обособлению от форм един- ственного числа. Основным средством выражения множественности являются падежные окончания: Эти ивы и березы, Эти капли -эти слезы, Этот пух - не лист, Эти горы, эти долы, Эти мошки, эти пчелы, Этот зык и свист (Фет). Однако у многих существительных есть ещё дополнительные признаки, с помощью которых отличается множественное число от единственного, а именно:
1. Суффикс брат - брат-ј-я, колос - колос-ј-а, прут - прут-ј-а', суффикс -ат-,-ят- при обозначении невзрослости: жеребенок - жере- бята, теленок - тѳлята, ягненок - ягнята, котенок - котята, цып- ленок - цыплята;
2. Древнее наращение типа -ес: чудо - чуд-ес-а, небо - неб-ес-а;
3. Более сложная основа: сын - сын-овья, зять - зят-ѳвья, кум - кум-овья;
4. Более простая основа: татарин - татары, армянин - армяне, горожанин - горожанѳ, гражданин - гражданѳ;
5. Мягкость основы: сосед - сосѳди, чѳрт - чѳрти, колѳно - колени;
6. Измененное место ударения: рука -руки, город - города, стена - стены, вѳк - вѳка, окно - окна;
7. Чередующиеся согласныѳ: друг - друзья, клок - клочья, сук сучья;
8. Супплѳтивизм: чѳловѳк- люди, рѳбѳнок-дѳти.
{Зформах мн. числа проявляѳтся тенденция к затушевыванию, а в ^пом р^Д6 падежных форм - к полному стиранию формально-грам- ^атичвских и родовых различий. При всем многообразии форм ед. јсПз ѳ формах мн. числа сущѳствует одна флексия для существи- ^льных разных родов: сады, головы, каблуки, соседи. Даже у назва- я яивотных при разном обозначении самца и самки в формах ед. йҫла мы сталкиваемся с одной общей формой во мн. числе. Напри- мер- Ҕоров - свинья, петух - курица, селезень -утка, но во мн. числе голько свиньи, куры, утки, козы, овцы и т.д. Наиболее полная унифи- йция родовых различий проявляется в формах дат., твор., предл. па- іежей, где функционирует одна флексия для существительных всех родов: -ам, -ами, -ах.
Формы числа исторически изменчивы. В древнерусском языке было фи формы числа, в современном - осталось только две. Категория двойственного числа, функционировавшая для обозначения двух или парных предметов, утратилась. Её остаточные явления существуют в современном языке в следующем виде:
1. В случаях употребления существительного с числительными 2, 3,4 в им. и вин. падежах. Два стола - существительное стола здесь выступает в форме род. падежа ед. числа, но это не что иное, как быв- шая форма двойственного числа, и поэтому согласуемое прилагатель- ное употребляется во мн. числе: два больших стола.
2. В окончаниях существительных парного значения: бок-бока, глаз - глаза, рог - рога, берег - берега, но колени, плечи, уши, очи. Это старые формы им. падежа дв. числа ср. рода. Не полог, а птица раскрыла два белых крыла (Цвет.). Во мн. числе подобные существительные имєли вид: боҝъ > боци, рогъ >рози и т.д., слово плечо появилось на базе древ- нерусского плече (им. падеж дв. числа - плечи, им. падеж мн. числа - плеча). Ср. у Пушкина: Умывлицо, плеча и грудь. Таким образом, флек- сия -и у приведенных выше слов используется как остаток былой формы Двойственного числа1. Ещё в русском языке XVIII - начала XIX вв. эти имена имели вид в им. падеже мн. числа: колена, очеса и др.
Наиболее ярко противопоставление единичности - множественно- эти проявляется у существительных конкретных, называющих конкрет- иые предметы и явления. Их можно сосчитать, и поэтому они могут сочетаться с числительными.
Число заимствованных несклоняемых существительных определя- ется синтаксически, с помощью согласуемых форм (прилагательных
См.: Шахматов А.А. Историчѳская морфология русского языка. - М.: "росеещениѳ, 1957. - С. 213 и далее.
или причастий): много экзотических кѳнгуру, несколько легнол такси, красивые жалюзи, дорогая салями и др. Вот полюбуӥтҐ* на игру двух австралийских кенгуру (Маршак). При определ^ ^ формы числа действуют два фактора: формальный признак слова ' его смысловая аналогия с исконно русскими словами. Наприиер гС всем статьям оказался знатен! На ногах, точно брюки, галисһі широкие (Заборский.). Слово галифе имеет форму мн. числа по ана. логии со словом брюки. В случае приобретения склонения (на уроЕ разговорном или в стилизованном тексте) подобные заимствованный слова приобретают и вполне закономерную сочетаемость. Все былг I дому зажжено...Мы в польтах осенних сидели. Друзья отворили окно.. .Поспешно калоши надели (Бел.).
Таким образом, категория числа представляет собой сложное г*е- реплетение фамматических и лексико-семантических особенностей существительного.
Формы единственного числа
Основное значение — единичность (в противопоставлении МЧО-'Є- ственности): студент, тетрадь, стол. Вещественные существитель- ные не способны, как известно, поддаваться счӫту, а потому они не соотносятся с реапьной единичностью: молоко, масло, сало.
Иногда формы ед. числа обозначают множество предметов. Наблю- даются следующие случаи подобного употребления:
1-Обобщенное значение, когда ед. число называет класс одноррдных предметов: Кроет уж лист золотой Влажную зємлю ѕ лесу, Смело топчу я ногой Внешнюю леса красу (Майк.). В саду слу- жанки, на грядах, сбирали ягоду в кустах (П.).
2. Собирательное значение. Ед. число заменяет мн. число, употребляясь для обозначения множества предметов, лиц, явпений. связанных с конкретной ситуацией. Множество при этом воспринима- ется как единое целое, как совокупность. Например: Чпю должна дать ребенку книга? Книга должна развивать у ребенка мечту (А. Толст' Магазиныждут своего покупателя. Читатель - составная часлњ искусства (А.Толст.). Швед, русский капет, рубит, режет (Ш Иты не будь вработе долог, исполни. шахтер, передрабочцми долг (Маяк.)
В собирательном значении выступают наименования лица ѕ усто#- чивых словосочетаниях типа: День рыбака. День учителя Комиз'"^ матери и ребенка. Дом игрушки.
^јј^да возможно совмещение двух значений: собирательности и йничнос™- Например: Читателю отвечают (газета обращается к ^му и одновременно - ко всем читателям).
Дистрибутивное значение.Формыед.числаупотребляют- вМесто множѳственного при обозначении нескольких предметов, из которых принадлежит одному из множества лиц. Люди шли, Јмзав носы и рты платком. (Толст.). ГІовелено брить им бороду ,п\ Ѕунпювщики потупили голову (П.). И царевна очутилась В свет- !лу гориицѳ; кругом Лавки, крытыѳ коѳром (П.). Всѳ привстали, важ- ио хмуряся, Низко-низко покпонилися И, поправив ус и бороду, Сѳли
џѕскзмьи дубовыѳ (П.).
Формы множественного числа
Основное значение множественного числа заключается в называ- нии раздельного множества. Однако наряду с ним возможны и другие значения:
1. Обобщенно-собирательное. В таком значении употребляются формы мн. числа, обозначающие людей по националь- ности, роду занятий: англичанѳ, русскиѳ, солдаты, дѳти, люди, впас- ти, верхи и низьг, называющие овощи и фрукты: Кстолу были поданы огурцы и помидоры.
2.3начение единственного числа.Такоеиспользование мн. числа в значӫнии ед. числа характерно для эмоционального, разго- ворного стиля речи. Мы в университетах нѳ обучались, в кварти- рах по пятнадцать комнат с ванной нѳ жили (Булг.); Что вы старых знакомых забываете?
Иногда наблюдаются колебания в формах ед. и мн. числа. Они уст- раняются за счёт победы одной формы. Например: фортѳпиано-фор- тепиана (-ы); крѳсло — крѳсла(-ы) и др. Пугачѳв сидѳл в креслах на крыльцѳ комѳндантского дома (П.). В русском языке XIX в. возможно было только: играть на фортепианах.
В формах ед. числа есть значения, отсутствующие во мн. числе. Например, платьѳ (одно) и платьѳ (собир.) - магазин лѳгкого пла- пья, но мн. только платья; крыло (птицы) и крыло (группировка, по- литический орган), но мн. число только крылья (птицы); пѳро (птицы) и Щро (талант писателя), но мн. число только пѳрья (птицы); сон (состо- яние организма) и сон (сновидения), но мн. число только сны (снови- Авния); долг (взятое взаймы) и долг (обязанность), но мн. число толь- *одопги (взятое взаймы). Иногда можно говорить о полном расхожде- Нии в лѳксическом значѳнии форм ед. и мн. числа: низ (дома) - (город-
ские) низы, вѳрх (дома) - верхи (общества), тело — телеса (тучное %
тело) и др. Совершенно разошлись по значению слова: нрав (харак- /
тер) - нравы (обычаи). Например: Жестокиѳ нравы, сударь, в наіием 1
городе, жестокие (Остр.). і
В современном русском языке наряду с формами с выраженным I
противопоставлением ед. и мн. числа имеются имена с невыражен- ным противопоставлением почислу. Существительные в этом случае '
могут иметь только форму единственного или только форму множе- ственного числа. Отсюда две большие группы имен: Ѕіпдиіагіа Іапіит и РІигаІіа Іапіит.
Ѕіпдиіагіа іапіит
К существительным, имеющим формы только ед. числа, можно от- нести следующие:
І.Собирательные существительные, которые обозначают совокупность как нечто целое, неделимое. Кроме определенной се- мантики, они имеют и другие признаки, среди которых можно выде- лить оформление суффиксами: -ьё; белье, гнильё, вороньё, тряпьё, старьё и др.; -ота: беднота, мелкота; -ство: дворянство, казаче- ство, братство, студѳнчество', -ня: малышня, дворня, солдатня и др.; -ура: профессура, режиссура, агентура, аппаратура и др.; нуле- вой суффикс: бѳстолочь, дичь, чѳрнь, мѳлочь, зѳлѳнь, хлам и др.; -ия: пионѳрия, комсомолия и др.; -щина: дѳрѳвѳнщина, воѳнщина и др.
Стихло в улицах враньѳ. Замѳрло движѳньѳ. Улѳтѳло вороньё на поля сражѳнья (Ок.).
Категория собирательности проявляется в отсутствии мн. числа.
Правда, формы ед. числа в некоторых случаях, как было показано выше, также могут приобрѳсти значениѳ собирательности. Например: домаш- няя птица, рѳчная рыба, полѳвая саранча и др. Да не пьѳт ни дикий зверь, ни птица Из волны моѳй солоно-жгучѳй, гдѳ остался твой пе- сок лѳтучий (Бун.). Иногда подобные формы носят окказионапьный характер (как по форме, так и по содержанию), выступая в поэтическом тексте. Например, у С.Есенина: Богаты мы лѳсом и водью, ѳсть паспь
бища, ѳсть поля. И по всѳму угодью Рассажѳны тополя Мир оси-
нам, что, раскинув вѳтви, Заглядѳлись в розовую водь.
Некоторые пособия по морфологии нѳ относят к собирательным существитѳльным такиѳ имѳна, которые обозначают совокупность, но имѳют мн. число. Напримѳр: народ, стая, толпа, стадо, роща и др Однако основноѳ значѳниѳ собиратѳльности позволяѳт их отнѳсти к этому разряду сущѳствитѳльных, хотя они и способны имѳть, как это
/""'Гдревнерусском языке, мн. число: др.русск. каменье -каменья, ҫ^ліістья, корѳньѳ - корѳнья и др. Ср. подобные же существи- ^ые в русском народном творчестве: За синими морями, Ой, лис- цдетьё вянет, Дубравушка шумит, Мне лететь не велит... 0* нерусск°м языке при употреблении еобирательных существи- ^ ных в ед. числе согласуемое сказуемое всегда ставилось во мн.
| ^ҫ-дружина сему смЪятися начнуть {Лавр. лет.).
І,І*2 0 т в л е ч е н н ы е существительные, которые обозначают ^.иества, действия, явления, признаки отвлеченно от носителя и произ- дитӧля действия: тоска, скука, воля, стыд, красота и др. Они офор- | ®ются при помощи разных суффиксов: -ость: мудрость, верность, ѵелость, откровенность и др.; -ина: ширина, глубина\ -изна: белиз- мголубизна; -ота: доброта, сцедрота, широта; -ние, -ение: хожде- ніЮ рребывание, мышление; -ство\ воровство, проворство, есте- сюво', -і/е: усердие, равнодушие; 0 - суффикс: бег, шум, толк и др.
Возникновение формы мн. числа у подобных существительных обычно сопровождается конкретизацией лексического значения: кра- сота (природы) - красоты (юга), емкость (сосуда) - емкости (с го- рючим), мощность (организма) - мощности (производственных объектов), шум (прибоя) - шумы (в сердце), глубина (замысла) - (мор- ские) глубины, чтение (вслух) - (воскресные) чтения и т.д. Иногда мн. число у абетрактных существительных используется в стилисти- ческих целях. Например, у Саптыкова-Щедрина:.. .отыщи мне малень- кое дитя, раствори меня в нем - и исчезнут на веки вечные все не- правды и насилия. Или у Цветаевой: Некоторым, без кривизн - Дорого дается жизнь. Отвлеченные существительные, называющие состояния или чувства человека, могут употребляться во множествен- ном числе для обозначения фактов проявления этого состояния или чувств. Например: Первые радости (название романа К.Федина), Цожди за моим окном Беды и блажи на сердце (Цвет.). Это сквозь хизнь я тащу миллионы огромных и чистых любоѳей и миллион миллионов маленьких грязных любят (Маяк.). Особенно часто упот- ребление подобных существительных во мн. числе в экспрессивно- поэтической функции: Да здравствует энергия, в которой Спрессо- ваны десятки тысяч воль (Инбер). Мильоны нас. Нас - тьмы, и и тьмы! Попробуйте, сразитесь с нами\ (Блок). Всех мук, оех ревностей моих лишь он свидетель был (Сим.).
З.Вещественные сущѳствитѳльныѳ.Обозначаютоднород- Ые по составу вещества, поддающиеся измерению (в литрах, мет- Ш КИЛ0Фаммах), но нѳ счѳту. Это названия минѳралов, мѳталлов, Химических элѳмѳнтов, матѳриалов, продуктов питания, овощѳй, зла-
ков, ягод и т.д.: морковь, малина, капуста, картофель, овѳс, сено нефть, малахит, сера, золото, аспирин, мѳд, молоко, горох и т.д Вещественные существительные В ОСНОВНОМ НЄПрОИЗВОДНЫѲ, но Мо- гут быть оформлены с помощью аффиксов -ит: фосфорит\ -ин: ва- нилин; -ина: свинина’, -ица: горчица и др. Они могут иметь мн. число, если обозначают большое количество веществ, сорта или изделия из них. Например: вода - воды (минеральные), ткань - ткани (шерстя- ные), соль - соли (калийные), масло - масла (смазочные), сыр - сыры (разные сорта), жир-жиры (разные виды) и т.д. Множественное чис- ло возможно при обозначении большого количества, объема (особен- но от названий злаков): Рожь густая, рослая, темнеет и волнуется, до половины налила, в низах перекликаются коростели, в овсах и ржах то хрипят, то щелкают перепела (Толст.). Запахли медом ржи, На солнце бархатом пшеницы отливают (Бун). В поэтической речи вещественные существительные употребляются во мн. числе при со- ответствующем переосмыслении: Скрип шагов вдоль улиц белых, Огоньки вдали, На стенах обледенелых Блещут хрустали (Фет). Хрустали - то есть льдинки, изморозь.
3. Собственные имена. Обозначают единичные предметы, являются названиями городов, улиц, озёр, морей, художественных произведений и т.д. Это имена, фамилии (в том числе литературных героев) и т.д. Они могут приобретать формы мн. числа при изменении лексического значения и превращении в имена нарицательные, назы- вая класс людей, обладающих признаками указанного лица. Что мо- жет собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Рос- сийская земля рождать (Лом.). Иногда подобные формы — результат авторского творчества. Например, у Маяковского в поэме “Хорошо!": А в ихних черных Европах и Азиях боязнь, дремота и цепи\
Таким образом, в речи реализуются потенциальные возможности существительных Ѕіпдиіагіа Іапіит, на что указывал А.А. Зализняк:..в человеческой практике обычно не возникает потребности в обозначе- нии нескольких объектов, называемых по отдельности “лай”, или “гор- дость”, или “медь” и т.п. Однако, если такая потребность всӫ же воз- никнет (а это в принципе всегда возможно), то недостающие слово- формы со значением и внешними признаками множественного числа без труда будут построены: “лаи, гордости, меди" и т.д. Иначѳ говоря, Ѕіпдиіагіа Іапіит - это слова с потенциально полной парадигмой, из которой нормально употребляется лишь половина форм» .
[ Имя сущестѳительное 63
РІигаІіа Іапїит
В современном русском языке существует немалое количество су- ществительных, которые функционируют с общим значением множе- ственности, причем слова, относящиеся к группе ріигаііа Іапіит, не всегда выражают “чистую” множественность: они могут быть не чужды идее счёта (однако не выражают эту идею в своих словоформах), мо- руҭбыть вообще не связанными с идеей числа .
Здесь нет крупных лексико-семантических групп. Общее значение всех этих слов - собирательная множественность, которая по-разно- мупроявляет себя в отдельных семантических подгруппах:
1. Слова, обозначающие парные предметы, состоящие из двух или нескольких частей: брюки, вожжи, ворота, дровни, очки, ножницы, пе- рилә, сани. Они допускают сочетания: двое саней, ворот и т.д., то есть не лишены идеи счёта, следовательно, могут обозначать как единич- ные предметы (одни очки), так и множество, а потому к указанной груп- пе относятся лишь на основании формальных грамматических при- знаков . По мнению А.А. Шахматова, подобные существительные пер- воначально вызывали представление о совокупности. Вот почему они сочетаются не с количественными числительными, а с собирательны- ми: двое саней .
2. Слова, обозначающие составные предметы и являющиеся на- званиями частей тела, принадлежностей одежды, орудий, приборов и т.д.: бусы, вилы, гланды, боты, легкие, лыжи, носилки, козлы, часы и др. Подобные существительные также не лишены идеи счёта: одни носилки - много носилок.
3. Слова, являющиеся названиями веществ, материалов и т.д.: духи, дрожжи, консервы, сливки, чернила, щи, обои и т.д.
4. Слова, называющие сложные или многократные действия, про- цессӹ, в которых принимают участие несколько человек: бега, выбо- ры, переговоры, проводы, сборы, дебаты, поминки, хлопоты и др.
5. Слова, обозначающие остатки вещества, отбросы: выжимки, отбросы, обрезки, опилки, отруби, помои, объедки и т.д.
6. Слова - названия игр: горелки, кошки-мышки, ловилки, прятки, снежки.







концовка числа
7. Слова - названия длительного промежутка времени - будни, сутки
8. Слова - названия денежных единиц - суточные, отпускные
9. Слова - названия населенных пунктов, городов, островов и т.п. - Афины, Сокольники

@темы: морфология

URL
Комментарии
2014-06-18 в 14:45 

кратко можно?

URL
     

Шпоры к госам ))

главная