ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ
Сущ— часть речи, которая обозначает предмет (или предметность в широком смысле слова), выражает это значе-ние в словоизменительных категориях числа и падежа, классифициру¬ющей категории рода, одушевленности - неодушевленности. Относится к знаменательным словам, причем предметность как грамматичес¬кое значение присутствует у небольшой группы существительных, кото¬рые называют конкретные предметы действительности: стол, книга, карандаш и т.д. Основная масса существительных представляет пред¬метность как основное грамматическое значение в виде “опредмеченных" отвлеченных понятий, качеств, действий и т.д. Например: синева, худоба- названия признаков как таковых (в отры¬ве от носителей). Но ср.: синее небо, красное платье, добрый человек и т.д.
Значение предметности выражается в вопросах кто? что?, обычно применяемых к сущ. «Когда мы спрашиваем кто или что, мы не называем никакого предмета (да и не знаем его, иначе не спра¬шивали бы), а только показываем своим вопросом, что то, о чем мы спрашиваем, нам представляется как предмет, а не как качество или действие», - писал А.М. Пешковский в своей известной работе “Русский синтаксис в научном освещении».
Существ отличаются от всех других частей речи тем, что у них нет какой- то свойственной только им, специфичной семантики, столь характер¬ной для всех других частей речи. Ф.Ф. Фортунатов определял существи¬тельные как грамматическую категорию, которая объединяет слова, Означающие предметы как вместилища признаков , поскольку они Могут быть и названием действий, и названием признаков, предметов,состояний и т.д. Некоторые
современные исследователи называют подобные лексемы гибридны¬ми по своему значению словами .
Морфологические признаки существительных проявляются в на-личии основных грамматических категорий рода, числа, падежа. При этом грамматические категории у существительных носят неспецифи¬ческий характер. Категории числа, рода, падежа присущи как суще¬ствительным, так и другим частям речи, например, прилагательным или числительным (и даже - глаголу в некоторых формах), но ср.: ка¬тегория вида или наклонения - только глаголу, согласуемые грамма¬тические категории рода или числа - только прилагательным и т.д.
Своеобразно ведут себя и отдельные грамматические фор¬мы сущ, предназначенные, для четкого про¬тивопоставления слов, выражающих те или иные грамматические зна¬чения. Так, категория числа базируется на противопоставлении: один - не один (или много). Однако единственное число может обозначать как один предмет, так и множество или даже совокупность (И слышно было до рассвета, как ликовал француз; человеку свойственно ошибать¬ся и т.д.), в свою очередь, мн. число может быть также наименованием единичного предмета (сани, ножницы, очки) и т.д.
Синтаксические функции существительного разнообразны. Основная - выступать в предложении по преимуществу в качестве подлежащего и дополне¬ния: Утро было теплое и серое (Толст.). Вам завещаю я сад фрук¬товый моей великой души (Маяк.). Наряду с этим существительное может быть и любым членом предложения: а) сказуемым: Имя твое - птица в руке. Имя твое-льдинка на языке. (Цвет.)', б) обстоятель¬ством: А иначе зачем на земле этой вечной живу (Ок.)] в) определени¬ем: Кларнетов принцы, словно принцы крови, магистры саксофо¬нов шли, и, кроме, Шли барабанных палок колдуны скрипучими под¬мостками войны (Ок.)] г) дополнением: Руки роняют тетрадь, Щу¬пают тонкую шею (Цвет.).
ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
Многообразие понятия «предметность», сложная зависимость меж¬ду лексическим и грамматическим значениями слов, входящих в раз¬ряд имен существительных, послужили основанием для выделения нескольких лексико-грамматических разрядов существительных: конкретных и абстрактных (отвлеченных), вещественных и собиратель¬ных, одушевленных и неодушевленных, собственных и нарицатель¬ных. Необходимо иметь в виду, что основные грамматические катего¬рии существительных (род, число, падеж) находят различное выраже¬ние в зависимости от лексико-грамматического разряда существитель¬ных. Лексико-грамматические разряды — это лексические группиров¬ки слов, по-особому взаимодействующие с теми или иными граммати¬ческими категориями. При этом отнесение существительного к тому или иному разряду подчас носит формальный и условный характер1.
Конкретные существительные
Сущ, обозначающие отдель¬ные конкретные предметы, поддающиеся счёту: дом, стол, луг, ска¬терть и т.д. Они сочетаются с количественными числительными и определяются порядковыми словами: миллион алых роз, сидеть в первом ряду. Основной грамматический показатель подобных слов - они имеют формы ед. и множ. числа, ис¬ключение составляют те сущ, которые употребляются лишь во мн. числе: грабли, сани и др.
Абстрактные (отвлеченные) сущ-называют отвлеченные понятия (красота, страх), действия (сверка¬ние искры, бег спортсмена, выборы депутатов, сборка прибора), качества, свойства (белизна ткани, глубина чувств), состояния, чувства (боль утраты, восхи¬щение красотой). Подобные слова не из¬меняются по числам, поскольку имеют либо только форму ед. числа (любовь, смелость), либо (реже) - только мн. числа (всходы, хлопо¬ты), при производности оформляются суффиксами типа -ство, -ость, -ени-е, -от-a и др. Отвлеченные сущ, подобно веществен¬ным, могут иметь вариантные окончания в форме род. падежа ед. чис¬ла: войти без шума, сколько шуму из-за пустяков.
При семантической трансформации отвлеченные существительные могут изменить принадлежность к разряду и соответственно - грамма¬тические признаки. Например, слово переход, будучи названием от¬влеченного действия (переход Суворова через Альпы) способно при переосмыслении стать названием места, предназначенного для пере¬хода, и превратиться в этом случае в конкретное существительное,
1 См.: Заиконникова Т.П. К вопросу о лексико-грамматических разрядах // Бодуэновские чтения. Бодуэн де Куртенэ и современная лингвистика. Труды и материалы. Казань, 2001. - Т.1. - С. 69-71

способное иметь формы числа (на этой улице было только два пе-рехода:наземный,подземный). Подобные изменения в семантике отвлеченных существительных носят в языке регулярный характер и способствуют формированию самостоятельных типов се¬мантической деривации, результатом которой является существитель¬ное конкретного значения. Например, название действия становится названием места действия, название признака или свойства - назва-нием того, кто (или что) имеет это свойство и т.д.:дерзость (маль¬чика) > (говорить) дерзости и т.д. Особенно часто подобная конкре¬тизация отвлеченных понятий встречается в художественном тексте: .. .сквозь жизнь я тащу миллионы огромных чистых любовей (Маяк.).
Вещественные сущ - слова, которые называют однородные по своему составу вещества: полезные ископае¬мые (нефть, уголь), химические вещества (магний, кислота), сельскохозяйственные культуры (пшеница,чеснок,мор¬ковь), ягоды (малина, брусника), различные материалы (стекло, шерсть), лекарственные препараты (аспирин), пищевые продукты и полуфабрикаты (свинина, суп, сметана) и т.д. Они не имеют грамматической оппози¬ции по числу, но способны формально приобрести множ. число при из¬менении основного лексического значения: масло, но масла (смазоч¬ные), вода, но воды (минеральные) и т.д. При сочетании с количественными определителями вещественные су¬щ выступают в форме род. падежа ед. числа: много меда (но ср. много платьев). То же при сочетании с глаголами с приставкой на-, выражающих завершенность действия:набросать мусора (но набросать веток).
При семантической деривации вещественные существительные могут превращаться в слова, обладающие предметным, отвле-ченным или собирательным значением. Завоевать золото на

Соревнованиях- то есть получить высшую награду (золотую медаль).
Собирательные существительные обозначают совокупность однородных в каком-то отношении лиц (молодежь, учи-тельство, человечество), предметов живого и растительного мира ( березняк, воронье, зверье), пред¬метов обихода и изделий (белье, обувь, мебель), продуктов деятельности (писанина), представленных как единое целое. Собира¬тельные существительные указывают на множество предметов как элемент лексического значения слова, указывают на «качественную» (термин А.А. Потебни) и “вещественную” (термин А.М. Пешковского) множественность однородных предметов, на неопределенность коли¬чества конкретных предметов. У производных существительных эта собирательность может быть оформлена суффиксами типа: -ура (про¬фессура), -ество (человечество), -ота (беднота), -ня (дворня), -як (со¬сняк), -umem (генералитет) и др. Другую группу представляют суще¬ствительные, чье собирательное значение выражено только семанти¬чески: знать,кудри, финансы.
Собирательные сущ: а) имеют форму ед. числа, не сочетаются с количественны¬ми числительными (но могут соотноситься с сингулятивом: крестьян¬ство - крестьянин): б) отсутствует категория одушевленности (поздравить молодежь, народ). Подобные существительные необ¬ходимо отличать от слов, называющих совокупность разнородных пред¬метов: куча, коллектив, стая, табун, хор, оркестр. Они обозначают часть общего: группа студентов, стадо овец; ограничены в сочетаемости: табун лошадей, стая волков; употреб¬ляются во мн. числе и с числительными: народы, три хора, подобно собирательным существительным, не имеют категории одушевленности: отметить коллектив, обма¬нуть народ.
Возможность выражать в форме ед.числа значение множественно¬сти было известно ещё древнерусскому языку, где собирательные су¬ществительные требовали согласования с глаголом во множ. числе. И рекоша дружина Игореви (Лавр, летопись), где рекоша - форма прошедшего времени глагола (аориста) во множ. числе.
Одушевленные и неодушевленные сущ могут быть представлены как разновидности конкретных существительных, обозначающих живые и неживые предметы. К оду-шевленным относят названия живых существ: лю¬дей, животных, птиц, рыб, насекомых. Это прежде всего существитель¬ные мужского и женского рода (названия лиц). Реже — среднего: животное, насекомое, дитя. Осмысле¬ние предмета с точки зрения соотнесенности с живым - неживым в природе может быть различным: Мальчик, кот, - жи¬вые существа; мертвец, покойник - бывшие живые; эмбрион, заро¬дыш - будущие живые; русалка, леший, домовой - мысленно пред¬ставляемые живыми; народ, стая, толпа - совокупность живых; мат¬решка, робот, ферзь - мыслимые как подобие живых существ.
К неодушевленным - названия предметов, явлений, про¬цессов, событий. Грамматические особенности одушевленных сущес-твительных заключаются в том, что у сущ. муж. рода с нулевым окончанием в им. падеже ед. числа (типа брат, сын) формы вин. падежа в ед. и мн. числе совпадают с формами родительного: увидел брата, сына; братьев, сыновей. У существительных жен¬ского рода и единичных одушевленных среднего рода (типа живот¬ное) категория одушевленности в ед. числе не выражена. Но во мн. числе формы вин. падежа также совпадают с формами родительного: увидел кошек, животных. К числу исключений в современных грам¬матиках обычно относят такие сущ, которые, будучи наи¬менованием неодушевленных предметов, обладают грамматически¬ми признаками одушевленности: 1. Названия шахматных и карточных фигур: король, ферзь.-Захватить ферзя, короля. 2. Названия умерших: мертвец, покойник: Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца! (Некр.). 3. Названия кукол: кукла, марионет¬ка. 4. Названия игр: играть в козла, в подкидного дурака, в чижика (но в дочки-матери, в казаки-разбойники). 5. Названия ли¬тературных, музыкальных и др. произведений: смотреть «Чапаева», слушать «Евгения Онегина» и др. 6. Слова на -тель, являющиеся названиями того, что производит действие или предназначено для осуществления действия: Каждый атом серы или фосфора постоян¬но меняет своего носителя. 7. Названия спортивных снарядов, явив¬шиеся результатом семантического переосмысления: прыгать через козла, коня и т.д. Подобные исключения связаны с длительными про¬цессами семантического преобразования слова, когда названия оду-шевленных предметов становились основой для производства назва¬ний неодушевленных: король (наименование лица) > король (назва¬ние шахматной фигуры), козел (животное) > козел (наименование игры! ь Старые грамматические свойства этих преобразованных слов сохранились. По аналогии и другие названия игр, шахматных фигур, кукол, художественных и др. произведений стали функциони¬ровать в языке как одушевленные существительные. Образования с суффиксом -тель, будучи первоначально наименованиями только лица, постепенно стали базой для производства форм на -тель с ору¬дийным значением. Это и привело к появлению самостоятельного ору¬дийного суффикса -тель (выключатель, носитель и др.). Отголоском старых отношений являются грамматические признаки одушевленно¬сти у некоторых предметных существительных на -тель: увидеть ис¬требителя, носителя и т.д. Но в современном русском языке под влиянием широкого распространения суффикса -тель для обозначе¬ния механизмов, приборов и т.д. в научно-техническом языке слова на -тель с орудийным значением функционируют как неодушевленные: купить выключатель, скоросшиватель, двигатель и т.д. (вин. падеж = им. падежу ед. числа) .
Таким образом, полного соответствия между одушевленностью и живым в природе и неодушевленностью и неживым нет. Так, разграни¬чение органической, живой и неорганической природы не находит от¬ражения в грамматике: неодушевленными существительными явля¬ются названия деревьев или растений: посадить дуб, ясень (вин. падеж). Подобные названия воспринимаются как неодушевленные, поскольку «в нашем сознании мир живого ограничен представлением о подвижности населяющих его существ» . Однако при семантичес¬кой трансформации они могут превратиться в названия живых существ и стать одушевленными. Например, у В. Высоцкого: У нас отцы - кто дуб, кто вяз, кто кедр, - Охотно мы вставляем их в анкетки. Как неодушевленные выступают и собирательные существительные, обо¬значающие совокупность лиц: приветствовать молодежь, народ (вин. падеж) и т.д. В некоторых случаях одушевленные существитель¬ные ведут себя как неодушевленные (при выражении отношения к оп¬ределенной социальной группе), что является отголоском прежних от¬ношений: в солдаты, в депутаты (это бывшие существи¬тельные -*о- основ, которые сохранили в данном случае былую флек¬сию вин. падежа мн. числа). Подобные слова могут быть и
См.. Виноградов В«В> Русский язык. Грамматическое учение о слове ~ С. 82,
одушевленными, и неодушевленными в зависимости от значения. Например: Мы пригласили на собрание знаменитых летчиков (где слово летчик- одушевленное, называет лицо по профессии). Но: Я бы в летчики пошел, пусть меня научат (Маяк.), где летчик проявляет признаки неодушевленности, называя класс однородных профессий. Некоторые лексемы способны иметь разный показатель одушевленности в ре¬зультате семантического преобразования исходного слова: верить в гений человека - чтить гения, изучать тип лишнего человека - знать этих типов и т.д. Испытывают колебания в одушевленности - неодушевленности названия низших организмов: вирус, бактерия, микроб. Подобные колебания могут быть отмечены и при назывании кушаний, семантически мотивированных названиями рыб и животных: есть карася, но купить шпроты.
Собственные и нарицательные существительные Имена собственные являются названиями лиц, животных, явле¬ний, событий, сортов, марок изделий. То есть это индивидуальные на¬звания отдельных предметов, в том числе и единственных в своем роде: а) имена, отчества и фамилии людей: Петр Первый, Ивановы, б) клички животных: Жучка, в) географические названия: Астрахань в) названия исторических событий, периодов: Октябрьская ре-волюция, Ренессанс, г) названия художественных произведений, га-зет, журналов и т.д.: «Война и мир», «Мурзилка» д) названия магазинов, кафе, учреждений: «Маяк» (ресторан), «Си¬рень» (кафе) е) названия театров, кинотеат¬ров, клубов. ж) астрономические на-звания: Марс, Нептун з) сорта и марки различ¬ных предметов: «Таврия», конфеты «Птичье молоко». Грамматические особенности собственных имен заключаются в том, что они не имеют формы множ. числа, кроме следующих случаев: а) фамилии родственников: Ивановы, б) собственные имена, обобщающие характерные типы людей: Хлестаковы, Обломовы; в) разные лица с одинако¬выми именами: пять Тань, девять Андреев; г) географические назва¬ния: Карпаты, Альпы
Нарицательные существительные - это слова, обозначающие класс однородных предметов: река, газета, пес. Они мо- т переходить в собственные, если становятся названием единичных
предметов: Заря (название фабрики) Рыбы, Весы (название созвездий. В приведенных словах про¬исходит сужение значения исходного нарицательного существитель¬ного. Возможен и противоположный процесс-собственное существи-тельное переходит в нарицательное, становясь названием класса од¬нородных предметов: меценат (первоначально имя римского полити¬ческого деятеля, покровителя наук), рентген, боржоми, Подобные слова явились результатом расширения значения исходного имени собственного и перехода его в нейтральную сферу языка. В результате указанных процессов в языке формируется омонимия типа: октябрь (название месяца) - Октябрь (название праздника), запад (название части света) - Запад (страны Западной Европы)
Таким образом, все существительные можно подразделить на две большие группы: конкретные (одушевленные, неодушевленные и соб¬ственные), и нарицательные (абстрактные, вещественные, собира¬тельные), которые также необходимо отнести к неодушевленным.
При семантической трансформации принадлежность существитель¬ного к тому или иному разряду может измениться (а следовательно, меняются и грамматические свойства слова). Например, импорт «ввоз в страну товара из-за границы» — существительное отвлеченное, а в переносном смысле (Дома у него один импорт: люстры, ковры, хру¬сталь) — собирательное. Слово дуб как обозначение крупного листвен¬ного дерева или тупого человека (перен.) — к конкретным, а в перенос¬ном метонимическом значении (древесина этого дерева) - к веществен¬ным (стены были отделаны дубом) и т.д. Слово выход, когда речь идет о действии, — существительное отвлеченное: Выход кораблей в море. Когда же речь идет о месте - конкретное: Из столовой было три выхода: один - в большие комнаты, другой - в мою, а третий вел в библиотеку» Щост.). Отсюда и возможная сочетаемость с чис¬лительным.


@темы: морфология